101 СПОСОБ  ЗАРАБОТАТЬ   НА ПЕЧАТИ

Книжная трансформация

  • 24 октября 2023 г.
  • 1608
Что происходит с книжной полиграфией в России.

Начиная заниматься подготовкой этого лонгрида, я не очень представляла себе его структуру — слишком широка тема, слишком много интересных собеседников. Но по ходу разговоров с каждым следующим героем картина становилась всё более объёмной. Это как калейдоскоп: яркие стёклышки складываются в причудливый узор с каждым поворотом трубы. У всех свой взгляд на вещи, свои наблюдения и прогнозы, у всех разная информация и опыт. От себя скажу только одно: с каждым из моих собеседников было очень интересно разговаривать, потому что все они горят своим делом и искренне хотят, чтобы книжная полиграфия в нашей стране процветала, а не выживала. Надеюсь, вам тоже будет интересно покрутить этот полиграфический калейдоскоп.

Поставщики и производители бумаги

Всем поставщикам бумаги мы задавали одни и те же вопросы:

  • Какова сейчас ситуация с бумагой для книг?
  • Что изменилось?
  • Какие тенденции на этом рынке?

 

Павел Боков, «Европапир»

«Пирамида Маслоу» в российском книгопечатании

Книжная индустрия не может игнорировать экономическую целесообразность с учётом целевого предназначения издания: одно дело массовые книги для разового прочтения, другое — книги в твёрдом переплёте и третье — художественные альбомы, подарочные издания, для которых берётся бумага высочайшего качества, потому что тут важны белизна, тактильные ощущения, шероховатость или глянец.

Книжная трансформация

Премиальный сегмент материалов сейчас несколько выбит, потому что возился из Европы, и теперь есть временные сложности с поставками, обусловленные изучением и выбором новых материалов. Но в пирамиде книжной продукции эксклюзивные, дорогие издания составляют небольшую долю на самой вершине.

Средний сегмент пирамиды гораздо больше. Это массовая литература для чтения, которую печатают на специальных книжных или офсетных бумагах.

В основании пирамиды находятся ширпотребные издания на дешёвой бумаге. Для печати таких книг с маленьким сроком жизни (прочитал в дороге и выкинул) берут даже газетную бумагу, потому что качество полиграфии здесь не имеет большого значения.

Летом 2023 года Сыктывкарский комбинат запустил производство новой марки книжной бумаги KomiStory, которая закроет потребности среднего сегмента этой условной пирамиды книжной продукции. Прародитель KomiStory — типографская бумага, которую доработали до необходимых целевому сегменту параметров.

Производителем представлено три самых популярных плотности: 50/55/60 г/м2 в двух вариантах выделки: каландрированная (гладкая) и пухлая. Бумага KomiStory обладает кремовым оттенком и повышенной пухлостью, из-за этого даже на таких невысоких плотностях она непрозрачная, то есть печать на обороте не просвечивает. Из-за высокой пухлости плотность 55 г/м2 замещает стандартный офсет 60–65 г/м2, при этом при той же или даже чуть большей толщине блока его вес будет меньше, т. е. книга толстая и внушительная, но при этом лёгкая.

Плюс для читателей — бумага KomiStory матовая, с кремовым оттенком, это комфортно для глаз при чтении: она не бликует и не режет глаза даже при ярком освещении. Несмотря на кремовый оттенок, KomiStory пригодна для цветной печати. Мы проводили тестирование, нет тотального искажения цветопередачи, изображения выглядят весьма симпатично.

Это целевая книжная бумага, изначально рассчитанная на рулонную и листовую офсетную печать, но мы слышали об инициаторах, желающих протестировать бумагу на цифровых тонерных печатных машинах. О проведении тестов со струйной цифровой печатью пока не слышал*.

На сыктывкарской книжной бумаге может печататься как массовая литература, так и респектабельные издания на верхней границе среднего сегмента с цветными иллюстрациями, красивыми обложками, в твёрдом переплёте.

«Европапир» — премиальный дистрибьютор бумаги KomiStory. От стандартного дистрибьюторства этот формат отличается более широкими возможностями технической и консультативной поддержки клиентов, предоставлением образцов для тестирования на оборудовании заказчика. Бумагу мы поставляем в ролях для крупных типографий с рулонной печатью или со своими флаторезками, для листовой печати флатуем роли у себя. В перспективе для мелких производств рассматриваем возможность поставок KomiStory в пачках по 250 листов.

KomiStory сейчас занимает нишу, которую до санкций обеспечивала импортная бумага книжного назначения. Можно нарисовать грубыми мазками такую картину выбора бумаги для книг:

  1. Самая бюджетная — газетная бумага.
  2. Чуть лучше качество и выше цена у типографской бумаги.
  3. Дальше идёт книжная бумага — это как раз KomiStory.
  4. Ещё дороже чистоцеллюлозная офсетная бумага.

До запуска KomiStory на рынке не было российской книжной бумаги, так что эта марка и замещает ушедшие бренды, и расширяет спектр возможностей для издательств и типографий. Наша задача — донести до переработчиков информацию о KomiStori как о доступном для регулярного заказа продукта в целом, так и об уникальных особенностях этой бумаги, притягивающих к себе внимание читателей.

 

Людмила Чекалкина, директор по маркетингу, «Дубль В»

Нецелевые и дизайнерские виды бумаги для книжной печати

«Дубль В» — компания, известная в полиграфических кругах скорее как поставщик дизайнерских и премиальных материалов для печати. Мы, например, не занимаемся поставками книжной бумаги в ролях для массовой недорогой продукции. Вместе с тем предлагаем материалы, которые нельзя назвать специальными для книжной индустрии, однако они подходят для печати книг как на офсетных, так и на цифровых машинах.

До введения санкций «Дубль В» поставлял в Россию австрийскую бумагу PERGRAPHICA IVORY в востребованном книжниками оттенке слоновой кости. Она присутствовала в ассортименте компании на протяжении нескольких лет.

Более стабильная история была с бумагой для цифровой печати BIO TOP 3 NEXT, которая была востребована в цифровой печати книг по требованию благодаря широкой линейке плотностей. Сейчас обе эти марки ушли.

Для печати книг мы предлагаем типографиям дизайнерские немелованные бумаги, так как они прекрасно подходят для этих целей, при этом не являясь специальными. Для печати блоков востребована китайская бумага NATURE SUPERB оттенка слоновой кости. Целых девять плотностей и большой формат позволяют выбрать оптимальную позицию для любого издания.

Коллекция белых бумаг Pure Soft выделяется своей особой гладкостью. Широкая линейка плотностей, а их в коллекции шесть, удовлетворит большинство потребностей: помимо книг, это и годовые отчёты, многостраничные издания, буклеты галерей и пр.

Также для премиальных изданий рекомендуем бумаги White Bulk, которые отличаются повышенной пухлостью 1,52.

Если мы в целом говорим о книгах премиум-сегмента, по сути, для печати блока рекомендованы любые немелованные дизайнерские бумаги в плотности до 150 г/м2 в двух цветах: белый и слоновая кость.

Из массового сегмента материалов, традиционно рекомендованных для книжной индустрии, особенно для учебников, я бы выделила офсетные бумаги. В нашем ассортименте это зарекомендовавший себя на протяжении многих лет офсет, который после ребрендинга носит название KomiOffset зонтичного бренда Komi, производимый на Сыктывкарском ЛПК.

В ассортименте «Дубль В» также присутствует мелованная бумага, которую издатели иногда берут для печати книг, однако это скорее ушедший тренд.

И в завершение — если у издателя стоит задача печати небольшого тиража или производства книги по требованию, всегда можно выбрать бумагу для цифровой печати. В этом сегменте мы рекомендуем бренд ColorCopy, поставки которого продолжаются, новую коллекцию NEVIA китайского производства, а также молодой бренд для цифровой печати – Cartblank Digi от Сыктывкарского ЛПК, который является отличным решением для использования на всех видах профессионального цифрового оборудования.

 

Лада Седова, начальник отдела продаж мелованных бумаг, «Берег Северо-Запад»

Специфика рынка

Специфика петербургского рынка книжной полиграфии накладывает свой отпечаток на ситуацию с поставками бумаги для этого сегмента, поэтому нужно сперва рассказать о наших региональных особенностях.

В Петербурге на печати книг специализировались государственные типографии, такие как «Иван Фёдоров», «Лениздат», «Печатный двор». Все они в итоге закрылись. Осталась только одна — типография «Наука» при Российской академии наук. Она выжила только потому, что находится в другом ведомстве. В результате сложилась ситуация, когда петербургские издательства живы-здоровы, о чём можно судить по нашей ежегодной книжной ярмарке, но при этом в Петербурге печатается минимальное количество книг. Частные типографии, сохранившие книжную печать, можно пересчитать по пальцам. И здесь основная база заказов не массовая литература, а более дорогой сегмент: альбомы, книги по искусству, подарочные издания. Ни учебники, ни ширпотреб в Петербурге не печатаются уже давно, если только залетают случайные тиражи.

Все издательства массовой литературы ушли к крупным типографским монстрам типа «Парето-Принт», Тверского и Ульяновского полиграфкомбинатов. С ними удобно работать: макеты отправляются в электронном виде и так же утверждаются, тиражи печатаются на их бумаге, заказанной напрямую у поставщиков, готовая продукция развозится на склады, которые, как правило, находятся в Москве. Такая схема работы комфортна всем участникам процесса, поэтому даже небольшие издательства перебираются в крупные типографии.

Эта ситуация отражается на «Береге» как на поставщике бумаги. Сейчас для книг мы продаём самую разную меловку и офсетную бумагу. Офсет у нас импортный и в основном тонированный в массе — это разные виды слоновой кости. Ещё книжные типографии заказывают в «Береге» переплётный картон — он сейчас остался только российский, Imitlin — переплётный материал, односторонний и двусторонний картон типа Crystal Board на мягкую обложку.

Издательства сами не покупают у нас бумагу уже давно. Материал на печать теперь, как правило, закупают типографии, а крупные полиграфические комплексы заказывают бумагу напрямую у производителя. Раньше, когда издательства покупали бумагу через нас, оптовиков, мы вели статистику по объёму таких закупок. Теперь этого нет, и мы не видим тенденций. Единственное, что можно сказать точно: импортной мелованной бумаги берут меньше, потому что многие книги теперь печатаются на российской «Омеле»**.

 

Екатерина Подобед, менеджер по развитию продуктов, Сыктывкарский лесопромышленный комплекс

Komi — зонтичный бренд

За последние полтора года на заводе в Сыктывкаре произошёл грандиозный скачок: мы разработали и запустили столько новых продуктов во всех направлениях, сколько не было за всю историю предприятия. Летом 2022 года были отозваны все европейские бренды (IQ, Maestro), поэтому первостепенно были разработаны новые бренды офисной бумаги. Далее стало ясно, что необходимо сделать текущий полиграфический ассортимент более понятным и структурированным.

В результате брейншторма с участием фокус-групп полиграфистов, усилиями нашей службы маркетинга и брендингового агентства было придумано новое название бренда. Komi — идеальное слово, связанное с регионом, где находится предприятие, удобочитаемое и благозвучное для всех наших потребителей, включая экспортные рынки. Ключевым элементом логотипа является стремительно летящая оранжевая птица с широко распахнутыми крыльями. Её современный образ навеян золотым соколом, изображённым на официальном гербе Республики Коми. Это подчёркивает связь с местонахождением комбината.

Komi — это зонтик, под которым собран весь наш ассортимент полиграфических и упаковочных сортов продукции. Для каждого вида мы придумали своё название, тут тоже пришлось решать сложную задачу: подбирали слова, отсылающие к целевому назначению продукта, при этом благозвучно и легко читающиеся носителями любого языка. Ассортимент бумаги, которую у нас покупают для печати книг, представлен следующими брендами:

  • KomiOffset — офсетная бумага;
  • KomiStory — книжная кремовая бумага для печати историй, т. е. книг с большей долей текста, но и с иллюстрациями;
  • KomiText — типографская бумага для печати в том числе книг с большим количеством текста;
  • KomiPress — газетная каландрированная бумага;
  • KomiReader — газетная пухлая бумага для печати дешёвого чтива;
  • KomiJet — бумага для цифровой ролевой струйной печати.

Специфика российской книжной полиграфии

В российском книгопечатании есть своя специфика: если на Западе и в Азии большинство книг печатается на кремовой бумаге и в мягком переплёте, то у нас любят книги на белоснежной бумаге в твёрдом переплёте, поэтому огромная доля рынка бумаги для книг — это офсет. Практически все цветные, детские и учебные книги печатаются на офсетной бумаге. Даже чёрно-белые текстовые издания достаточно часто можно увидеть на белом офсете. Также у нас до сих пор любят книги на мелованной бумаге, от чего давно ушли на Западе. Больше всего офсетной бумаги для печати книг перерабатывают крупные полиграфические комплексы: Можайский, Смоленский, Ульяновский, Чеховский. Мы реализуем бумагу через крупных дистрибьюторов, таких как «Папирус», «Невская бумага», «Русбумторг», «Европапир» и другие. Также работаем с большими издательствами — «Эксмо» и «Просвещение». В России производством офсетной бумаги занимается ещё ряд ЦБК, это огромный рынок, и львиная его доля идёт на книги.

Второй колоссальный сегмент — газетные типы бумаги для печати дешёвых покетбуков из серии «прочитал и выкинул». Для таких изданий берётся пухлая газетная бумага. Между офсетной и газетной бумагой есть средний сегмент: то, что любят как в Азии, так и в Европе, — книги в мягком переплёте, но не на дешёвой газетной, а на более качественном материале. Это бумага с большим содержанием древесной массы, благодаря чему бумага становится более пухлой, а значит, более толстой и лёгкой. Этот вид бумаги не такой белый, имеет серый или кремовый оттенок. Книжную пухлую кремовую бумагу в Сыктывкаре начали разрабатывать полтора года назад. Мы — крупное предприятие и нацеливаемся на крупные сегменты рынка, поэтому было принято решение производить специальную книжную бумагу кремового оттенка в расчёте и на российского потребителя, и на зарубежного. Марка KomiStory на данный момент успешно конкурирует с другими мировыми производителями книжной бумаги. В России мы продолжаем формировать спрос: в книжных магазинах я вижу всё больше изданий на нашей новой бумаге, причём не только в мягком, но и в твёрдом переплёте. Всё же KomiStory воспринимается как материал для более высокого сегмента, нежели дешёвые покетбуки.

Поставщики полиграфического оборудования

Поставщики полиграфического оборудования, пожалуй, жёстче всех остальных участников отрасли ощутили последствия санкций. В России нет своего серьёзного полиграфического машиностроения, практически всё офсетное и цифровое оборудование в наши типографии завозилось из Европы и Японии в состоянии разной степени подержанности: как новое, так и убитое на реанимацию или запчасти. И внезапно всё оборвалось. Если в плане цифровых ЦПМ полиграфисты ещё в ковид начали посматривать в сторону братского Китая, то с офсетом в тех краях всё совсем плохо и безальтернативно.

Продавцам оборудования мы задавали вопросы о том, что они предлагают сейчас книжникам, много ли инсталляций было после ввода санкций, какое оборудование наиболее востребовано и, главное, — как они видят перспективы отрасли.

Книжная трансформация

 

Михаил Кувшинов, директор по развитию «Нисса Центрум»

«Рынок совершил прыжок и замер в ожидании»

Технологии книжной печати

По сути, есть два укрупнённых вида печати книг: цифра и офсет. Флексой в России книги не печатают, хотя в мире такая практика есть. Офсет разделяется на рулонный, которым печатают огромные тиражи, и листовой, которым печатают средние тиражи. Цифра — для относительно коротких тиражей. Она делится на те же два сегмента. Рулонная цифровая печать — это машины с рулоном шириной порядка 50 см и скоростью печати порядка 100 м/мин. Это далеко не маленькое оборудование. Лидер в этой нише типография «Т8». Второй сегмент — листовая цифровая печать, используется там, где требуется более высокое качество.

Цифра печатает практически любые тиражи, кроме миллионных и, пожалуй, учебников. Хотя может и учебники, но при определённых условиях. Есть даже практика: одна из свежеустановленных машин — на Смоленском полиграфкомбинате — настроена под печать учебников.

Другое дело, что у этих ЦПМ обычно нет серьёзной постпечатки: если вам надо напечатать книгу в хорошем твёрдом переплёте и, не дай Бог, с тиснением, лаком и золочёным корешком, то это к другим типографиям, нацеленным на эксклюзивную книгу. Но они не умеют печатать много и дёшево.

Второй момент: у рулонной цифровой печати пока качество ниже, чем в офсете и у маленьких листовых ЦПМ. Оно годится, чтобы печатать, например, художественную литературу или те же учебники, но оно и близко не годится, чтобы печатать, например, каталоги Эрмитажа.

Сейчас происходят некие технологические подвижки, но все установленные на данный момент в России машины предназначены для печати на немелованной бумаге. В мире уже появились машины, которые умеют печатать на меловке, но в России их пока нет.

В высокоскоростной рулонной цифровой печати струя является безальтернативным способом. Просто до санкций это в основном было японское оборудование, но и тогда это была струйная печать водными красками на немелованной бумаге, а сейчас всё примерно то же, но китайское. Дело в том, что струйная печать — это то, что китайцы умеют, а тонерная — то, что не умеют всерьёз, поэтому её и не будет. «Нисса Центрум» сейчас предлагает струйные рулонные ЦПМ китайского бренда HanGlobal. Эти машины, которые уже стоят в России, ещё доступны, но они уже уходят, потому что сейчас разработаны ЦПМ нового поколения, умеющие печатать на меловке, дающие более высокое качество печати и обеспечивающие более низкую себестоимость.

Листовые ЦПМ — это тонерная печать. Это совсем другие машины, другая себестоимость, это более высокое качество цвета, сравнимое с офсетом, но и на порядок меньшая производительность. «Нисса Центрум» продаёт листовые японские ЦПМ со скоростью между 100 и 200 листов А3 в минуту, как ч/б, так и цветные.

Но наше будущее, очевидно, это рулонные струйные ЦПМ. Я думаю, больше не будет серьёзных поставок ни новых листовых, ни новых рулонных офсетных печатных машин — их просто неоткуда взять. Кроме, конечно, индийских, но это случай, требующий изучения.

О перспективах отрасли

Рулонная офсетная печать будет обеспечена ещё долгие годы, пока существуют школьные учебники, а они никуда не денутся. Листовой офсет с более высоким качеством печати книг ждёт постепенное снижение, но никакой катастрофы не будет. Люди продолжают читать бумажные книги. Огромное количество информации с экрана порождает цифровую усталость, поэтому многие хотят читать именно на бумаге. Пандемия, например, дала рост, и те люди, которые начали читать тогда, хоть и меньше, но читать продолжают.

Объём рынка ЦПМ

До резкого февральского похолодания инсталлированная база рулонных ЦПМ в России была порядка 15 штук, в основном разных японских производителей, и они обеспечивали потребности рынка. После февраля случился всплеск поставок ЦПМ. Напрямую у китайцев 7 машин, в основном марки HanGlobal Kirin, купили 3 московских компании: 4 машины — netPrint, 2 машины — «Аккорд Пост», 1 машину — «Буки Веди». И только одну ЦПМ поставили и запустили наши коллеги из «Терра Принт» на Смоленский полиграфический комбинат. Итого 8 машин инсталлировано за вторую половину 2022 года — это прирост порядка 50%. Но потом всё остановилось. У меня есть ощущение, что сейчас рынок совершил прыжок и замер в ожидании. Люди, всё это покупающие, очень хорошо понимают в технологиях, и они ждут следующее поколение машин, которые сейчас проходят бета-тестирование в Китае. Кстати, в Петербурге нет ни одной рулонной струйной ЦПМ, но есть достаточно редкая листовая машина для печати книг в типографии «Девиз» со струйной УФ-печатью по бумаге. Хотя в целом цифровая печать в городе очень развита.

 

Алексей Разумовский, руководитель направления цифровой струйной печати «Терра Принт»

«Невозможно одномоментно заменить целую инфраструктуру»

«Терра Принт» продвигает оборудование для струйной цифровой печати с 2019 года. Полагаю, мы первая компания, которая погрузилась в изучение китайского рынка и привезла в Россию скоростное китайское оборудование для печати книг на одну из площадок издательства «Высшая школа» — Смоленский полиграфкомбинат. Эта инсталляция была очень подробно освещена в прессе, мы несколько месяцев буквально жили в Смоленске — собирали, настраивали, отлаживали, оттачивали технологию и сдавали оборудование в эксплуатацию. HanGlobal Kirin — это серьёзная полноцветная ЦМП, осуществляющая двустороннюю струйную печать красками на водной основе на офсетной бумаге шириной до 560 мм со скоростью до 100 м в минуту.

«Терра Принт» продолжает сотрудничество с HanGlobal, мы поставляем расходные материалы и обслуживаем инсталлированную ЦПМ по сервисному контракту с «Высшей школой». Недавно завезли новую бумагу «Монди» KomiJet плотностью 80 г/м2, оптимизированную под «струю», и готовимся к тестам.

В сегменте высококачественной печати каталогов, журналов и книг мы начали работу с компанией Flora. Она серийно выпускает очень интересные модели Phenix 330 для цифровой печати на офсетной и оптимизированной под цифру бумаге — скоростные, с разрешением 1200 dpi, в конфигурации роль-в-лист. Развития этого направления мы ждём к концу года после ноябрьской All-in-Print China 2023 в Шанхае. На эту выставку поедет много полиграфистов из России, после длительного перерыва все соскучились по крупным выставкам. Китайские выставки хороши тем, что они большие и там всё можно посмотреть и показать в работе. Команда «Терра Принт» туда тоже едет, мы будем демонстрировать оборудование, проводить тестовую печать, отвечать на вопросы посетителей. Пользуясь случаем, приглашаю российских полиграфистов в гости, на стенды наших партнёров.

Китайцы сейчас умеют делать для книг в общем-то всё — не только для печати, ведь печать — это половина истории, дальше из роля или стопки листов нужно ещё собрать саму книгу или другой многостраничный продукт. Если раньше в этом плане все смотрели в сторону крупных европейских производителей, то теперь китайцы доказали, что они способны весь финиш делать самостоятельно. Например, на апрельской выставке Print China 2023 в Гуанчжоу было представлено множество серьёзного финишного оборудования. «Терра Принт» известна в том числе поставками в Россию оборудования для финишной обработки Horizon, но в дополнение к японским машинам мы уже подобрали интересные азиатские аналоги. Надеюсь, в самое ближайшее время будут новости по нашему «финишному» направлению.

Рынок книжной печати достаточно консервативен, здесь накоплены значительные мощности, и сегодня есть ощущение, что поставщиков книжного оборудования больше, чем тех, кто хочет и может его купить. Недостатка мощностей в этом сегменте точно не наблюдается. С начала 2022 года, усилиями 3–4 поставщиков, всего за полтора года инсталлированная база «книжных» ЦПМ увеличилась почти в полтора раза, сейчас она как-то работает и выполняет свои задачи. Но ожидать лавинообразного перехода книжной индустрии на «цифру» не стоит, тем более что последние полгода в этом сегменте мало что происходит. Что-то кардинально может поменяться, только если изменится структура спроса.

В целом по отрасли лучше, конечно, не стало. Произошла определённая переориентация, но мы все понимаем, что невозможно одномоментно заменить целую инфраструктуру, которая была здесь выстроена. Стареющие машины «недружественных брендов» рано или поздно «закончатся», в какой-то момент перед типографией неизбежно встанет вопрос, что пора попробовать китайскую ЦПМ. Это процесс итеративный и, надеюсь, не форсированный. Компания «Терра Принт», как и прежде, будет активно участвовать в цифровой трансформации отечественной полиграфии.

 

Александр Броневицкий, «Нисса Дистрибуция»

«Типографии пойдут по пути стандартизации производства»

Оборудование для книжного производства у нас является одним из профильных: ещё несколько лет назад мы ставили себе задачу организовать комплексное предложение для книжных типографий, причём для производства как текстовых книг, так и фото- и художественных изданий, где требования к качеству исполнения гораздо выше. Сейчас мы обладаем полным комплексом оборудования для книжных производств, начиная от цифровых тиражей штучных экземпляров и кончая промышленными масштабами массовых изданий.

Комплекс книжного оборудования состоит из машин для печати, обработки и скрепления. Всё, что касается печатного оборудования, сейчас в связи с санкциями выглядит довольно трагично. В настоящий момент мы подбираем ЦПМ, соответствующие задачам клиента, и выбираем модели из числа устройств, доступных к поставке в конкретный момент.

Что касается отделочного и послепечатного оборудования, то сейчас, как и раньше, у нас остаётся широкий спектр возможностей и поставок. С 2021 года мы начали выводить на рынок малых тиражей линейку оборудования отечественного производства. Это наша совместная работа с производственной компанией Hateco из Ростова-на-Дону. Прежде всего это оборудование для изготовления крышки, но мы развиваем направление и сейчас работаем над запуском отечественной книговставки.

В классе бумагорезальных машин мы предлагаем резаки Ideal для цифровых производств, немецкий Mohr (завод, выпускавший все резаки Polar) и китайский Dapeng для промышленных объёмов. Высечные полуавтоматические станки Dapeng и Duplo, аппарат для раскройки AOL потребуются для раскройки покровных материалов. Для изготовления клеевых блоков мы рекомендуем клеевые машины Duplo и Rigo, а для промышленных линий — Wohlenberg. Для брошюр на скрепке при цифровом производстве прекрасно зарекомендовали себя буклетмейкеры Duplo и Morgana, причём как офлайн, так и в автоматизированных комплексах. Для классической технологии книжного производства мы предлагаем ниткошвейные машины из Европы и Китая.

В нынешней ситуации важно, что производители не снимают с себя обязательств по обслуживанию и поддержке клиентов, несмотря на всю сложность момента. И мы реализуем весь объём сервисного обслуживания от инсталляций до послегарантийного сопровождения.

В целом мы предлагаем своим клиентам комплексный подход: с нуля проектируем линии и подбираем для них оборудование под разные производства: от штучных, типа библиотек и фотосалонов, до крупных комбинатов.

«Нисса Дистрибуция» всегда была известна как поставщик высококлассных европейских и японских брендов, но в сторону Китая мы начали смотреть ещё во времена пандемии, когда в Европе мало что оказалось доступно из-за роста цен и сложностей с логистикой. В Китае делают много оборудования, но с качеством пока всё неоднозначно, особенно для недорогих решений начального уровня. Там, где китайское предложение нас не устраивает, а западное оборудование слишком дорогое, мы создаём отечественные решения, как, например, Hateco.

Можно смело сказать, что книжное направление у нас одно из наиболее востребованных. Крупные комплексные инсталляции случаются не так часто, но небольшие поставки по одной машине на дооснащение или переоснащение происходят еженедельно. Каких-то хитов продаж нет, чаще, конечно, берут дешёвое оборудование, но мы больше гордимся и радуемся, когда удаётся спроектировать серьёзную автоматизированную линию. В последние годы чаще всего покупаются пооперационные системы именно для финишной обработки и традиционно спросом пользуется книговставочное оборудование, от которого зависит качество книги.

Тенденция на рынке книгоиздательства в том, что тиражность падает, а номенклатура растёт, наименований книг становится всё больше. Растёт и цена, а потребитель стал более критично относиться к качеству книги: она должна быть приятной на ощупь, аккуратной, устойчивой, с качественно выполненным переплётом. Всё это заставляет идти типографии по пути стандартизации производства.

Последние 5–6 лет показывают, что интерес к книжному производству растёт. «Нисса Дистрибуция» работает по стране через сеть дилеров в разных городах, их уже порядка 100, мы занимаемся образовательной деятельностью: устраиваем опен-офисы, выставки, семинары и внедряем комплексный подход в организацию книжных типографий.

 

Денис Подобед, независимый эксперт, специалист по печатному оборудованию

Оборудование для офсетной печати: Китай снова подкачал

Долгое время я отвечал за направление офсетных листовых печатных машин в одной крупной компании — поставщике полиграфического оборудования. В этом рыночном сегменте доля установок именно в книжные типографии не была доминирующей, но всё же поставки листовых машин «книжникам», по крайней мере в компании, где работал я, были далеко не единичны. В частности, одной из последних знаковых установок машины Komori на нашем рынке до санкций была поставка в крупную книжную типографию в Казани.

После известных событий возможности импорта новых листовых офсетных машин немецкого и японского производства, скажем мягко, сильно ограничены. Очевидно, это вопрос обхода санкций, и европейские и японские производители в текущей ситуации ведут себя весьма осторожно. За прошедшие полтора года периодически всплывали слухи о возможной скорой установке новой листовой машины в той или иной российской типографии. Однако «средствами объективного контроля» до сих пор подобная информация не подтверждалась. Будем наблюдать.

Возможный выход здесь мог бы видеться в уже традиционном развороте в сторону Китая, но здесь всё не так радужно. Какое-то время назад китайцы активно пытались закрепиться в сегменте листового офсета: в середине 2010 -х, посещая выставки в Поднебесной, на стендах разных местных производителей я наблюдал множество «реплик» листовой машины одного небезызвестного бренда. Тогда же китайские концерны активно скупали и локализовали японские бренды «второго эшелона».

Однако моё последнее посещение выставки в Гуанчжоу в апреле 2023 года показало, что китайцы отказались от амбициозной задачи заместить «немцев» и «японцев» и сконцентрировались на очень нишевых решениях, которые, кстати, могут оказаться интересны нашим «книжникам». Речь идёт об одно- и двухкрасочных «перфекторах» ярусного построения. На выставке в Гуанчжоу такие машины демонстрировались на стендах четырёх или пяти местных производителей. Китайцы начали их делать во многом потому, что в этой нише основные игроки представлены слабо.

Если же речь заходит о «мейнстримовых» конфигурациях — четвёрки, пятёрки, машины с лаком, длинные «перфекторы», то даже сами китайские типографии «проголосовали юанем» за всё тех же «немцев» и «японцев», а при ограниченном бюджете они же, но second hand. Отсюда развитие интересного направления — восстановление бэушных машин. Мы в России наблюдали что-то подобное в 90-е годы на базе Рыбинского завода. У китайцев этот сегмент хорошо развивается, и, теоретически, такие «припудренные» в Китае машины вскоре могут появиться и в наших типографиях.

Есть ещё Индия. Но традиционно это рулонные машины, которые, к слову, хорошо известны в России и широко используются для печати газет. Но рулонный офсет не лучшее решение для эффективной печати коротких тиражей, а на книжном рынке долгое время идёт неуклонное снижение тиражности заказов.

Если говорить о печати книг, то многие видят большие перспективы в струйной технологии. И действительно, множество подобных машин уже установлено в российских типографиях. В последний год активно продвигаются и поставляются подобные машины из Китая. Есть ряд установок в известных книжных типографиях. Вопросов к качеству печати чёрно-белой продукции, как правило, нет. С цветом на сегодня не всё так гладко, но это скорее вопрос привыкания. Да и сама технология быстро совершенствуется.

На сегодня в сегменте тиражей до 2000 экземпляров цифровые решения на базе струйной печати обеспечивают не только лучшую оперативность, но и позволяют оптимизировать себестоимость продукции. Скорее всего, со временем точка пересечения офсета и цифры будет смещаться выше.

Оговоримся, что на сегодня струйные решения для «книжников» — это всё-таки про печать на офсетных бумагах. Внедрение работающих решений, которые позволят качественно и экономно запечатывать мелованные бумаги, это огромный потенциал. Наработки имеются, процесс на стадии отладки.

В завершение ещё немного на злобу дня. Печатные машины — это долгоиграющее оборудование и, соответственно, значительные вложения. Сейчас, когда никто не знает, что будет с курсом валюты, а цена оборудования привязана к курсу, ситуация не очень располагает к серьёзным инвестициям. В то же время почему бы в очередной раз не подбодрить себя мотивирующей легендой про иероглифы, из которых китайцы слагают слово «кризис»?

Книжные типографии

Для полноты картины мы собрали мнения о ситуации в книжной полиграфии у директоров трёх совершенно разных типографий. Это гигант и флагман книжной полиграфии типография «Парето-Принт», крупнейшая цифровая типография «Т8» и петербургская гибридная типография «Феникс» — всех их объединяет специализация на изготовлении книг, хотя между собой они совершенно не похожи.

Мы спрашивали директоров этих типографий о том, что изменилось за последние полтора года, как кризис повлиял на тиражность заказов, на какой бумаге в основном печатаются сейчас книги и какие тенденции в отрасли они видят.

 

Павел Арсеньев, генеральный директор полиграфического комплекса «Парето-Принт»

«Цифра не станет альтернативой офсету в крупных книжных типографиях»

За последние полтора года изменилось многое. Всё печатное оборудование оказалось под пятым пакетом европейских санкций, и легально ни оно само, ни его запчасти и обслуживание, включая обновления софта, в России более недоступны. Новое оборудование купить нельзя, бэушное оборудование из Европы привезти нельзя, компании — производители печатных машин не имеют права даже разговаривать с российскими типографиями, потому что для них это нарушение закона, которое грозит уголовной ответственностью.

Печатное оборудование для цветной офсетной листовой печати во всех типографиях одно и то же, потому что в мире его производят всего 3 европейские компании: Heidelberg, MAN Roland, KBA Rapida и 1 японская — Komori, и все они попали под пятый пакет санкций.

По ролевым машинам есть оборудование из Индии, которое ставится в России, но мы пока до конца его не освоили. Когда-то для печати 1+1 и 2+2 были машины Рыбинского завода. Но он ликвидирован, его больше не существует. Итого, есть неосвоенные машины индийского производства и недоступные европейского.

Помимо всего прочего многие компании приняли на себя добровольные ограничения: они ничего не хотят ставить в Россию, поэтому и многое постпечатное оборудование тоже стало недоступно. Например, производитель лучших в мире, самых точных пневмоцилиндров Festo сказал своим компаниям-поставщикам, что если хоть один их цилиндр попадёт в Россию, то они прекратят с ними работать.

Производители CtP Agfa, Kodak и Fuji решили, что не будут больше ставить в Россию ни своего оборудования, ни пластин. Здесь есть китайские замены CtP, правда, я о них ничего не знаю, есть и китайские пластины. Но мы, например, работали на кодаковских беспроцессных пластинах, то есть на таких, которые не требуют проявки, — это более модерновая технология. Сейчас мы вернулись обратно на процессные пластины, что есть технологический шаг назад.

В плане бумаги — европейские производители бумаги в Россию больше её не поставляют. С офсетом это совсем не проблема, потому что есть Сыктывкарский комбинат, который производит разнообразную бумагу и закрывает наши потребности. Но производители мелованной бумаги — Илимской «Омелы» и Камской легкомелованной бумаги Ural Bright для журналов — закрывают потребности рынка где-то на 50–60%. Есть китайская бумага, но она дороже и поставляется очень долго. Из-за этого мы видим падение в производстве цветных качественных книг.

Краске найдена замена в Китае и Корее. Нитки мы продолжаем получать из Европы, проволоку покупаем в Германии, клей — без изменений либо найдена замена.

Какие перспективы? Пока машины работают, но рано или поздно они встанут, поскольку нет никакой перспективы снятия санкций — пока они кажутся бесконечными.

Тиражность заказов не изменилась. Тираж учебников может быть и 500 тысяч, а бывают тиражи и 500 экземпляров, если это рентабельно, мы их берём. Средний тираж в «Парето-Принт» 5–7 тысяч. Здесь ключевых изменений не произошло, кроме того, что уменьшились объёмы печати на мелованной бумаге. В связи с этим уменьшилась загрузка на листовые машины, где печатались эти высококачественные цветные работы.

В сторону цифровой струйной печати на рулонных ЦПМ мы не смотрим. С нашими длинными тиражами никакая цифра не будет рентабельна. Пока работаем на офсетных машинах, их ресурса хватит надолго. Тем более что цифровые европейские машины и расходники к ним точно так же недоступны в России, а китайское оборудование при всей своей доступности вещь в себе. Я знаю, что во многих больших типографиях участки цифровой печати остановлены по причине отсутствия доступных расходников. В любом случае для крупных книжных типографий цифра не станет альтернативой офсету.

 

Сергей Боев, технический директор типографии «Т8»

«Средняя тиражность заказов падает, и причина тому Т8»

«Т8» — одна из крупнейших в России цифровых книжных типографий, это не просто типография, а целый холдинг: помимо того, что печатаем книги, мы их ещё распространяем, выступаем в роли издательства для авторов, развиваем онлайн-сервис для печати заказных книг.

Изменения на рынке ощутимые. Средняя тиражность заказов падает последние лет пять, и отчасти причина тому сама «Т8», потому что мы показали, что можно делать быстро много мелких тиражей и помогать издательствам сократить свои складские расходы, уйти от безумных трат на офсетные тиражи. В 2019 году средняя тиражность была в районе 200 экземпляров, а сейчас — в районе 70, то есть упала больше чем в 2 раза.

Сейчас типография бесконечно занимается двумя вещами: поиском альтернативных вариантов поставщиков материалов и сдерживанием цены за счёт каких-то внутренних ресурсов. Потребители жалуются, что цены на книги растут, хотя по факту полиграфисты стараются удержать их рост. На самом деле справедливая цена книги из типографии должна была бы быть увеличена процентов на 50, чтобы хотя бы поднять зарплату сотрудникам.

В книжной полиграфии низкие средние заработные платы, отчасти из-за более низкой маржинальности именно в печати книг. В цепочке «типография — издательство — магазин» самая низкая маржинальность в типографии, хотя, по сути, затраты у нас самые высокие.

Вообще в отрасли ситуация плачевная: кадров нет, молодёжь в полиграфию идти не хочет, зарплаты растут, цены растут, приходится их сдерживать за счёт карманных возможностей и внутренней оптимизации. Оборудование не купить, сервиса нет, специалистов нет.

По бумаге: уже порядка трёх месяцев мы печатаем книги на новой пухлой бумаге Komi Story производства «Монди». Это древомассная неотбеленная бумага желтоватого оттенка. Шикарный материал в плане цены, т. к. существенно дешевле офсетной бумаги, имеет меньшую контрастность, а мне лично приятнее читать чёрный текст на желтоватом фоне, нежели на ярко-белом. К тому же она легче офсетки. Но традиционно в России, в отличие от остального мира, жёлтая бумага ассоциируется с некачественной. Почему так повелось, я не знаю, наверное, из-за газетки, на которой делаются супердешёвые книги.

В «Т8» необычно большое для цифровой типографии потребление ролевой бумаги: в месяц порядка 180 тонн. Наша ниша — средний и чуть ниже среднего сегмент книжной продукции, поэтому мы в основном печатаем на книжной и офсетной бумаге. Можем работать с меловкой, но этого очень мало. У нас нет шитья, всё клеёное, упрощённое, потому что важна скорость. Средняя скорость изготовления любого заказа — будь хоть 30 экземпляров, хоть 10 тысяч — 3 дня. За смену ребята делают 15–18 тысяч книг.

У нас есть и тиражи по 1 экземпляру: это когда на маркетплейсах вы нажимаете кнопку «Заказать книгу», заказ уходит к нам, утром мы берём его в работу, печатаем книжку, в 17:00 она готова, в 22:00 её упакуют и отвезут в приёмный пункт, и на следующий день вы получите свою книжку. Таких заказов в день порядка тысячи штук.

Штат «Т8» 70 человек, средний возраст 40+, есть немного молодёжи. По мобилизации ушли 2 сотрудника. Свежего притока кадров нет, непонятно, куда деваются выпускники полиграфических учебных заведений, к нам они не приходят. Весь рынок тасует одни и те же кадры 40–50 лет, которые бегают по всем типографиям. У нас на производстве каждый работает на своём участке, универсалов практически нет, но бывают исключения, когда люди сами хотят освоить какую-то дополнительную операцию.

По оборудованию: у нас стоят 3 ролевые машины: 2 чёрно-белые и 1 цветная; и 2 листовые машины Ricoh. Покупку новых машин мы пока не планируем, следим за китайским оборудованием для струйной ролевой печати, но пока всё, что привозится оттуда, выглядит как одна и та же машина, покрашенная в разные цвета. Будем наблюдать. Очень страдаем без возможности купить финишное оборудование. В ноябре поедем в Китай смотреть, что там будут показывать.

 

Мария Швайко, генеральный директор типографии «Феникс»

«Маржинальность нашего бизнеса выросла»

«Феникс» — гибридная типография, для печати книг мы используем и офсетное, и цифровое оборудование. Мы занимаем нишу малых и средних тиражей, но сейчас эти понятия размываются, поэтому стоит уточнить, что имеется в виду. Для нас малый тираж — от одного экземпляра, а средний — порядка 2–3 тысяч. Свыше 3–5 тысяч — это уже большие тиражи, которые обычно идут в крупные типографии с полноформатными машинами и поточными автоматизированными линиями для сборки книг.

Мы делаем фотокниги в единичном экземпляре, юбилейные и тематические издания для предприятий, их обычно заказывают порядка 100–200 штук. Печатаем книги, которые авторы сами издают на продажу, — это тиражи по 500–1000–2000 экземляров.

Такая расстановка сил наблюдается последние 3 года. До этого с нами работали издательства, и мы печатали тиражи до 5–7 тысяч. Теперь многие издательства ушли, часть книг выходит в электронной версии. Нам пришлось перестроиться под малые тиражи. И тут есть интересная особенность: заказчики теперь хотят 100 книг вместо тысячи, но чтобы эти сто были по высшему разряду: с хорошим переплётом, УФ-лаком, тиснением, возможно, с персонализацией, в красивых футлярах. Поэтому мы усилили своё производство УФ-принтером Mimaki, который может выполнять цветную объёмно-рельефную печать по разным материалам. Это фантастическая технология. Перепад высот объёмного изображения может быть выше 1 мм, всё это выглядит как наклеенный шеврон. Такие вещи очень нравятся заказчикам: можно выделить логотип, название, какой-то фрагмент дизайна.

Нашим дизайнерам новую технологию объёмной печати на Mimaki пришлось осваивать методом тыка. Поставщики показали, как работать на принтере, но как готовить файлы на спецэффекты, никто нам не рассказывал, до всего доходили своим умом и бесконечными экспериментами.

Это же оборудование даёт возможность делать персонализацию. В 2021 году у нас был интересный опыт. В Санкт-Петербурге проходило празднование 800-летия со дня рождения Александра Невского. Были приглашены высокопоставленные гости. Мы делали историческую книгу в футляре про Александра Невского к этому мероприятию. Заказчик хотел, чтобы каждый футляр был персонализирован, но состав гостей не был известен до последнего, пришлось впечатывать имена по списку в последнюю минуту. Всё это делалось на Mimaki на уже готовых футлярах.

Так что в книгопечатании, может быть, снизилась тиражность, но видоизменилось оформление и назначение книг. Если брать финансовую составляющую, то маржинальность нашего бизнеса выросла. Мне выгоднее сделать 100 книг со сложной обработкой и получить больше денег, чем молотить три тысячи за три копейки.

Благодаря этому нет необходимости в большом штате. Из-за ковида и СВО мы лишились части сотрудников, штат сократился, людям пришлось осваивать смежное оборудование, зато теперь это уникальные профессионалы с широким диапазоном навыков и умений. Вырос профессионализм — выросли и зарплаты. Теперь один человек справляется с разными операциями, появилась взаимозаменяемость. Людям нравится начинать проект и доводить его до конца, они видят результат своей работы, и это отлично мотивирует.

Трансформация рынка тяжело давалась людям на производстве. Многие не хотели делать единичные экземпляры фотокниг, считая это чем-то унизительным для себя, ведь все привыкли к более-менее большим тиражам. А тут ради одной-двух книг нужно перестраивать оборудование, каждый раз делать приладку. Пришлось работать с коллективом, объяснять, чтобы сотрудники поняли — индивидуальная работа стоит дороже, и прибыль от неё выше.

Мы уже 20 лет на рынке книгопечатания, в этом году юбилей, и всегда позиционировали себя как книжную типографию. Но с установкой Mimaki неожиданно открылось дополнительное направление работы — печать сувенирной продукции. Таких типографий пересчитать по пальцам, ведь обычно книжники не занимаются сувениркой. А у нас и цифра, и офсет, и профессиональный высококачественный твёрдый переплёт с соблюдением технологии, и сопутствующая сувенирная продукция. Плюс мы ещё и выступаем в роли издательства — берём на себя все заботы по выпуску книг: от рукописи до готового тиража.

Книги печатаем в основном на офсетной бумаге производства «Монди», на мелованной бумаге «Омела» от «Илима» либо ART из Китая, смотря что дешевле — в работе они одинаковые. С расходниками сейчас глобальных проблем нет. Бывают какие-то задержки поставок, но мы работаем с нашими заказчиками, объясняем, в какой ситуации находится полиграфия, поэтому они относятся к этому с пониманием, а мы, со своей стороны, благодарны им за доверие и делаем всё, чтобы держать качество и комплексно решать их задачи.

* Примечание: московская типография «Т8» успешно использует бумагу KomiStory на своих рулонных струйных ЦПМ. Так что можно утверждать, что эта бумага универсальна.

** Примечание автора: производитель мелованной бумаги «Омела» — компания «Илим» в конце сентября объявила о технических проблемах на бумагоделательной машине, в связи с которыми в октябре-ноябре будут снижены объёмы производства бумаги в плотностях 105–115 г/м2, а в декабре БДМ-7 будет вовсе остановлена на ремонт.

 

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Термо-крафт-формат

Как небольшие термопрессы помогают любителям и профессионалам.

Текстильлегпром 2024

С 27 февраля по 1 марта в Москве прошла очередная выставка «Текстильлегпром». Однако на этот раз она впервые расположилась в выставочном комплексе «Крокус Экспо». Прорывных новинок в этом году не наблюдалось, но посмотреть было на что.

drupa calling

Не претендуя на всеохватность, мы попытались собрать имеющуюся на сегодняшний день информацию от некоторых участников drupa, которая была опубликован в последнее время.

Сочи — город контрастов

В минувшем апреле прошло сразу два отраслевых мероприятия, на которых Publish выступает медиапартнёром.

MasterCutter расширяет формат резки

ГК «РУССКОМ» начала поставки планшетного режущего плоттера под собственной торговой маркой MasterCutter 1070 GT.



Новый номер

Тема номера: Все, что нужно знать о кадрах в 2024 году. Детали 2.0: MasterCutter 1070 GT. RosUpack — зачем ты такой? PLATINUM КС. ColorCut FB1180Т. Термо-Крафт-Формат. Типография и маркетплейс – это сила? Два загадочных режима GREP-поиска. Sprinter Power 4S. Центр высокого класса. Фотоистории в печати. Интерес в стабильности. Drupa calling. Текстильлегпром 2024. Упаковка по требованию – в «ракурсе». Publish Eurasia: «Цифра» для флексотипографии. Тренды в полиграфии Центральной Азии.



Имеет ли смысл развивать направление листовой офсетной печати?
    Проголосовало: 42